Мнение: Эндшпиль Армении после карабахской войны 2020 года требует уточнения

Еще не оправившись от войны, пока не ясно, какова стратегия Армении в отношении Нагорного Карабаха. Без согласованной и последовательной политики со стороны правительства Армении, Армения может потерять то, что у нее осталось от анклава, предупреждает Беньямин Погосяна в этой части мнения для KarabakhSpace.eu.

Спустя почти четыре с половиной месяца после окончания карабахской войны 2020 года Армения еще не оправилась. Общество пытается решить нерешенные вопросы о причинах ошеломляющего поражения. Судьба оставшихся в Азербайджане армянских военнопленных, статус военнопленных которых Азербайджан отказывается принимать, является главным приоритетом.

Продолжающийся де-факто процесс демаркации границы в Сюникской области и надвигающиеся демаркации в других регионах создают дополнительную нагрузку на общество. Текущий политический кризис и предстоящие 20 июня 2021 года внеочередные парламентские выборы не способствуют восстановлению стабильности. Различные политические силы активно обсуждают возможные изменения в избирательном кодексе и даже возможность внесения некоторых поправок в Конституцию перед выборами. Однако, помимо ежедневных политических взлетов и падений, перед Арменией стоит более серьезная задача: прояснить свою позицию по фундаментальным вопросам, касающимся нового статус-кво в Нагорном Карабахе.

Первым в длинном списке неопределенностей является официальный взгляд Армении на территории, захваченные Азербайджаном во время 44-дневной войны. Парламент непризнанной Республики Арцах (Нагорный Карабах) недавно принял специальное заявление, в котором все территории, взятые Азербайджаном, объявлены оккупированными территориями Республики Арцах. В своих заявлениях министерство иностранных дел Армении ссылается на необходимость деоккупации земель Арцаха как условие для прочного и устойчивого урегулирования конфликта. Однако не ясно, что именно Армения имеет в виду под этим заявлением. Применимо ли это к территориям бывшей Нагорно-Карабахской автономной области, которые в настоящее время находятся под контролем Азербайджана (Шуши, весь Гадрутский район и части Мартакертского, Аскеранского и Мартунинского районов), или это распространяется на все территории, которые ранее находились под контролем Арцаха до войны 2020 года?

Другой важный вопрос - это мнение Армении о статусе Арцаха. Армения не признала независимость Арцаха якобы для того, чтобы не сорвать переговорный процесс под эгидой Минской группы ОБСЕ. Ключевой темой переговоров в таком формате был статус Арцаха, и Армения считала, что признав независимость, ее можно было бы обвинить в срыве переговорного процесса. Можно также предположить, что страны-сопредседатели Минской группы настоятельно советовали Армении не делать этого.

Однако власти Армении всегда заявляли, что, если Азербайджан откажется от переговоров и начнет масштабную войну, Армения немедленно признает независимость Арцаха. Однако эти угрозы не были реализованы в течение 44 дней ожесточенных боев. Азербайджан, со своей стороны, заявляет, что конфликт разрешен, а статус Арцаха был выброшен на свалку истории, тем самым давая четкий сигнал о том, что он не собирается вести переговоры с Арменией о статусе Арцаха. В этой новой ситуации никто не может обвинять Армению в срыве переговорного процесса путем признания независимости Арцаха, поскольку такого процесса не существует. Все предыдущие причины, мешавшие Армении признать независимость Арцаха, исчезли, но нет ясности относительно позиции и намерений Армении.

Следующий фундаментальный вопрос касается армянского видения будущего Арцаха после ноября 2025 года. Согласно трехстороннему заявлению, подписанному Арменией, Азербайджаном и Россией 10 ноября 2020 года, Армения и Азербайджан могут потребовать вывода российских миротворцев из Арцаха по истечении первых пяти лет. Не нужно быть гением геостратегии, чтобы понять, что если российские войска покинут Арцах, небольшое количество проживающих там армян столкнется с тем же выбором, что и армяне, жившие в Шуши, Гадруте, Карвачаре (Кельбаджар) и Бердзоре (Лачин) - а именно собрать свои вещи и поскорее уехать в Армению.

Правительство Армении не сформулировало, как оно собирается предотвратить такой сценарий. Первый вариант очевиден - надеяться, что русские никогда не уйдут из Арцаха, потому что российские войска никогда не покидают территорий куда они вошли. По этой логике Армении нечего делать, поскольку Россия очень хорошо знает, что ей нужно делать - либо убедить, либо вынудить Азербайджан не требовать вывода миротворцев, либо найти какой-либо предлог остаться в Арцахе, даже если Азербайджан против этого. Однако правительство Армении не заявило о своей заинтересованности в том, чтобы российские войска остались в Арцахе навсегда. Армения также не намекнула на то, что Ереван заинтересован в том, чтобы Россия признала независимость Арцаха в его нынешних границах и подписала соглашение со Степанакертом о размещении там российской военной базы, подобно тому, что произошло в Абхазии и Южной Осетии после грузино-российской войны 2008 года.

Также не было заявлений о том, что любое дополнительное вторжение Азербайджана в Арцах является красной линией для Армении, и Ереван будет предотвращать такое развитие событий всеми возможными средствами, в том числе посредством военных действий. Между тем, даже если Армения заявит об этом, непонятно, как Армения сможет предотвратить это, если российские войска покинут Арцах. Де-факто власти Арцаха недавно подтвердили информацию о том, что призывники из Армении не будут служить в Арцахе. Учитывая малочисленность населения Арцаха, он не может в одиночку противостоять возможным атакам Азербайджана после гипотетического вывода российских миротворцев. Будет ли Армения стремиться предотвратить возможный исход оставшегося населения Арцаха, и если да, то как?

Между тем отсутствие ответов на эти вопросы препятствует Армении начать содержательные переговоры со всеми участниками Южного Кавказа относительно будущего Арцаха. Никто не будет разговаривать с Арменией, если у Еревана не будет четкого видения будущего. Разработка согласованной и последовательной политики в отношении будущего Арцаха должно быть главным приоритетом нового армянского правительства, которое будет сформировано после досрочных выборов в июне 2021 года. В противном случае Армения может потерять оставшуюся часть Арцаха, и это может произойти намного раньше.

 

Источник: Эта статья была подготовлена и первоначально опубликована на сайте KarabakhSpace.eu Беньямином Погосяном, основателем и председателем Центра политических и экономических стратегических исследований в Ереване.
На фото: российские миротворцы контролируют движение по Лачинскому коридору, соединяющему Армению с Нагорным Карабахом; Министерство обороны России
 
Мнения, выраженные в авторских материалах и комментариях, не обязательно отражают позицию KarabakhSpace.eu или его партнеров.

Related articles

Мнение: важные решения по будущим отношениям с Азербайджаном должны быть приняты вскоре после формирования нового правительства Армении после выборов 20 июня.

Relations with Azerbaijan will be the key foreign policy issue faced by the new government, regardless of the outcome of the election. It will need to clarify its stance towards the future of the unrecognised Artsakh (Nagorno-Karabakh) Republic (NKR), the demarcation and delimitation of borders with Azerbaijan, and the opening up of regional transport and communication routes in line with the 10 November 2020, and 11 January 2021, trilateral statements of the Armenian, Azerbaijani and Russian leaders. In reality, all three issues are intertwined, and a decision on any of them will impact the fate of others.